бианки кто чем поет

В.В. Бианки , «Аришка- Трусишка», «Кто чем поет»

Сказки

"Аришка-трусишка" краткое содержание для читательского дневника

Маленькая крестьянская девочка, по имени - Арина, была очень боязливой. Все окружающие животные ее пугали и лягушка, и паук, и даже мышка. Однажды мать Аришки Федора, отправилась работать на колхозном поле. Аришка не на шаг не отходила от матери, чем очень сильно отвлекала ее от работы. Тогда, мать зная любовь дочки к сладкому,  предложила ей пособирать малины на опушке, а за одно нарвать лукошко с собой.

Пока не пришло время полдника, Аришка больше не отвлекала мать, увлекшись сбором ягод. Девочка  сама вернулась к матери, неся в руках целую корзину малины. На расспросы матери девочка, рассказала, что собрала так много малины в большом малиннике за ручьем. Оказалось, что в малиннике девочка была не одна, рядом очутился маленький медвежонок, который так испугался девочки, что влез на дерево.  На испуганные возгласы девочка, добавила, что рядом с малинником кот-то ходил, да хрустел сучьями.

Все крестьяне бросились в малинник, за медведицей, но той удалось уйти вместе со вторым медвежонком. А залезший на дерево медвежонок, был схвачен и подарен Аришке.

Спустя год, медвежонок превратился в огромного, страшного медведя. Но так и живет с Аришкой, и везде ее сопровождает.  В характере девочки произошли значительные перемены, теперь она большая помощница и ни чего не боится.

 

https://www.youtube.com/watch?v=cU69lsK6R5c

"Аришка - трусишка" читать

 

Колхозницы Федоры дочурку все Аришкой-Трусишкой звали. До того трусливая была девчонка, – ну, просто ни шагу от матери! И в хозяйстве от неё никакой помощи.

– Слышь, Аришка, – скажет, бывало, мать, – возьми ведёрочко, натаскай из пруда воды в корыто: постирать надо.

Аришка уж губы надула.

– Да-а!.. В пруду – лягушки.

– Ну и пусть лягушки. Тебе что?

– А они прыгучие. Я их боюся.

Натаскает Федора воды сама, бельё постирает.

– Поди, доченька, на чердаке бельё развесь – посушиться.

– Да-а!.. На чердаке – паук.

– Ну и пусть паук.

– Он ползучий. Я его боюся.

Махнёт Федора рукой на дочь, сама на чердак полезет.

– А ты, Аришка, пока хоть в чулан сходи, молока крынку принеси.

– Да-а!.. А в чулане – мыши.

– А хоть бы и так! Не съедят они тебя.

– Они хвостатые. Я их боюся.

Ну, что с такой трусишкой поделаешь?!

Раз летом убирали колхозники сено на дальнем покосе в большом лесу. Аришка от матери ни на шаг, цепляется за юбку, – работать не даёт.

Федора и придумала:

– Ты бы, девушка, в лес сходила по малину.

Тут в лесу страсть сколько малины. Хоть лукошко набери.

Аришка – первая в колхозе сластёна. К ягодам липнет, как муха к сахару.

– Где, маменька, где тут малинка?

– Да вон на опушке. Идём, покажу.

Как увидела Аришка на кустах красные ягоды, так к ним и кинулась.

– Далёко-то в лес, слышь, не ходи, доченька, – наставляла Федора. – А напугаешься чего – меня кличь. Я тут рядом буду, никуда не уйду.

* * *

Славно поработалось в тот день Федоре: ни разу её из лесу Аришка не окликнула.

Пришло время полдничать. Только собралась Федора за дочуркой в лес, глядь – Аришка сама идёт. Все щёки у неё в малиновом соку и в руках – полное лукошко ягоды.

– Умница, доченька! – обрадовалась Федора. – И где же это ты столько много ягоды на брала?

– А там подальше, за ручьём, в большом малиннике.

– Ишь расхрабрилась, куда забрела! Говорила ведь я тебе: далеко в лес не заходи. Как там тебя звери не съели?

– Какие там звери? – смеётся Аришка. – Один медвежонок всего и был.

Тут уж Федоре пришёл черёд пугаться.

– Как… медвежонок? Какой такой медвежонок?..

– Да смешной такой, хорошенький. Мохнатый весь, носик чёрненький, а глазки зелёные-зелёные!

– Батюшки-светы! И ты не испугалась?

– И не подумала! Я ему: «Здравствуй, Мишук!» А он, бедненький, напугался – да на дерево от меня. Я ему кричу: «Слазь, Мишенька, слазь! Дай только поглажу!» А он выше да выше. Так и не слез ко мне. Поди, и сейчас на том дереве сидит, с перепугу-то.

бианки кто чем поет герои

У Федоры так сердце и оборвалось.

– А в кустах, доченька, никого там не приметила?

– Был кто-то, ходил, сучьями потрескивал да всё ворчал толстым голосом. Тоже, верно, малинку собирал. Уж я звала-звала: «Дяденька, пособи медвежонка поймать!» Да не вышел он ко мне.

– Дитя неразумное! – всплеснула руками Федора. – Да ведь это не иначе как сама медведиха кругом ходила, своего медвежонка берегла! Да как только она тебя насмерть не разорвала!

А колхозники, как такое услыхали, сейчас подхватили кто топор, кто вилы – да в лес!

В малиннике за ручьём и на самом деле нашли медведицу. Только она им не далась, ушла от них с другим своим медвежонком.

А того медвежонка, что на дерево залез, колхозники изловили и Аришке в подарок на ремешке привели.

Случилось это всё в прошлом году.

Теперь медвежонок с большого медведя вырос, а от Аришки ни на шаг, как, бывало, Аришка от матери. Сама Аришка – та всё ещё маленькая, только ещё в первый класс пошла, и над партой её чуть видно. Мишука своего нисколько не боится, хоть он вон какое страшилище вырос: лошади от него шарахаются и трактор на дыбы становится.

Нынче уж Федорину дочурку никто Аришкой-Трусишкой не зовёт – все Аришей с Мишей величают. Она старательная такая стала, всем девчонкам в пример, матери помощница. И за водой на пруд, и в погреб, и на чердак ходит.

Вот и пойми её, чего она раньше мышей-то боялась!

Кто чем поет Бианки краткое содержание

Виталий Валентинович рассказывает о своих наблюдениях, что лес полон музыки. Герои произведения звери, которые любят музыку. Каждый из зверей, птиц и насекомых, в какой то музыкант. Первые кого автор слушает, это лягушки.  Их пение привлекло аиста, и он прилетев к озеру. И заслушавшись лягушек, решил сам, попробовать спеть. Петь он стал, щелкать половинками клюва. Да так ему понравилось, что он забыл, что хотел полакомиться лягушками. За Аистом наблюдала выпь, стоящая в камышах. Она свою музыку стала извлекать, засунув клюв воду.  Затем к концерту подключился, дятел. Он стал долбить своим клювом дерево, как барабан.

Разбуженный жук, вылез из под коры и заиграл своими крыльями. Хоть ни кто особо не услышал его музыки, сам жук остался собой очень доволен.

Следующим музыкантом стал шмель, который летая от цветка к цветку.  Жужал свою мелодию, крылышками. Разбуженная музыкой шмеля, саранча начала настраивать свою "скрипочку". При помощи, зазубренок, и зацепочек, расположенных на ногах и крылышках. Саранча приготовилась и начала свой стрекот.

Последним кто включился в концерт, стал бекас. Он не обладая ни голосом, ни какими то частями тела, способными извлечь звук. Начал играть при помощи, своего хвоста.

https://www.youtube.com/watch?v=ctAGYLnF7Qg

Кто чем поет Бианки читать

Слышишь, какая музыка гремит в лесу?
Слушая ее, можно подумать, что все звери, птицы и насекомые родились на свет певцами и музыкантами.
Может быть, так оно и есть: музыку ведь все любят, и петь всем хочется. Только не у каждого голос есть.
Вот послушай, чем и как поют безголосые.
Лягушки на озере начали еще с ночи.
Надули пузыри за ушами, высунули головы из воды, рты приоткрыли.
"Ква-а-а-а-а!.." - одним духом пошел из них воздух.
Услыхал их Аист из деревни.
Обрадовался:
- Целый хор! Будет мне чем поживиться!
И полетел на озеро завтракать. Прилетел и сел на берегу.
Сел и думает:
"Неужели я хуже лягушки? Поют же они без голоса. Дай-ка и я попробую".
Поднял длинный клюв, застучал, затрещал одной его половинкой о другую, - то тише, то громче, то реже, то чаще: трещотка трещит деревянная, да и только! Так разошелся, что и про завтрак свой забыл.
А в камышах стояла Выпь на одной ноге, слушала и думала:
"Безголосая я цапля! Да ведь и Аист - не певчая птичка, а вон какую песню наигрывает".
И придумала:
"Дай-ка на воде сыграю".
Сунула в озеро клюв, набрала полный воды да как дунет в клюв! Пошел по озеру громкий гул:
"Прумб-бу-бу-бумм!.." - словно бык проревел.
"Вот так песня! - подумал Дятел, услыхав Выпь из лесу. - Инструмент-то у меня найдется: чем дерево не барабан, а нос мой чем не палочка?"
Хвостом уперся, назад откинулся, размахнулся головой - как задолбит носом по суку!
Точь-в-точь - барабанная дробь.
Вылез из-под коры Жук с длинными-предлинными усами.
Закрутил, закрутил головой, заскрипела его жесткая шея - тоненький-тоненький писк послышался.
Пищит усач, а все напрасно; никто его писка не слышит. Шею натрудил - зато сам своею песнею доволен.
А внизу, под деревом, из гнезда вылез Шмель и полетел петь на лужок.
Вокруг цветка на лужку кружит, жужжит жилкаватыми жесткими крылышками, словно струна гудит.
Разбудила шмелиная песня зеленую Саранчу в траве.
Стала Саранча скрипочки налаживать. Скрипочки у нее на крылышках, а вместо смычков - длинные задние лапки коленками назад. На крыльях у них - зазубринки, а на ножках - зацепочки.
Трет себя Саранча ножками по бокам, зазубринками за зацепочки задевает - стрекочет.
Саранчи на лугу много: целый струнный оркестр.
"Эх, - думает долгоносый Бекас под кочкой, - надо и мне спеть! Только вот чем? Горло у меня не годится, нос не годится, шея не годится, крылышки не годятся, лапки не годятся... Эх! Была не была, - полечу, не смолчу, чем-нибудь да закричу!"
Выскочил из-под кочки, взвился, залетел под самые облака.
Хвост раскрыл веером, выпрямил крылышки, перевернулся носом к земле и понесся вниз, переворачиваясь с боку на бок, как брошенная с высоты дощечка.
Головой воздух рассекает, а в хвосте у него тонкие, узкие перышки ветром перебирает.
И слышно с земли: будто в вышине барашек запел, заблеял.
А это Бекас.
Отгадай, чем он поет?
Хвостом!